BigApple.ru » Наука » Культурология » Как европейское и американское искусство откликнулось на перелом в мироощущении человека, произведенный Первой мировой войной?

Как европейское и американское искусство откликнулось на перелом в мироощущении человека, произведенный Первой мировой войной?

Добавлено: 16.12.2011
Автор: MegaSearcher
В XX в. человечество подверглось тяжелейшим испытаниям. Кризис традиционных ценностей, религии и нравственности предшествовал Первой мировой войне и был усугублен ею. Война, «самая невероятная, кровожадная, неуправляемая резня на земле» (Э. Хемингуэй), подорвала уверенность человека в незыблемости традиций, веру в стабильность, породила в человеке ощущение своей невостребованности миром2. Человеку XIX в., воспитанному на идеалах Просвещения, жизнь представлялась неуклонным стремлением к прогрессу, будущее виделось вполне определенным. Разразившаяся война вернула человека «на землю», показав всю наивность просветительской веры в возможности разума, всю иллюзорность проектов гармоничного устройства цивилизованного общества. Современникам тех страшных событий казалось, что цивилизация начинает «пожирать» саму себя. На перемены в мироощущении человека чутко откликнулись литература и изобразительное искусство. Одним из самых значительных литературно-художественных направлений начала XX в. был экспрессионизм. Экспрессионизм выразил неприятие мрака и прозы жизни, презрение ко всему, что навязывает веру в прогрессивное развитие общества, в науку. Сами названия произведений экспрессионистов нередко выражали отношение их создателей к своей эпохе. Немецкий художник Макс Бекман назвал свои полные трагизма и чувства безысходности работы «Ад» (1919) и «Ночь» (1918—1919). Яркую антивоенную окраску получили произведения немецкого экспрессиониста Отто Дикса «Окоп» (1920—1923) и триптих «Война» (1929—1932). Ощущая абсурдность реального мира, экспрессионисты провозгласили единственной реальностью внутренний мир человека. Выражение этого автономного внутреннего мира они и считали главной целью искусства. Своеобразной формой протеста против войны была деятельность дадаистов. Дадаизм как литературно-художественное течение появился в 1916 г. в Швейцарии и объединил живописцев и поэтов, не желающих принимать участие в войне. Дадаисты, так же, как и импрессионисты, остро ощущали хаотичность и бессмысленность мира. Однако они избрали несколько другой путь противостояния миру — культ абсурда. Деятельность дадаистов была направлена на тотальное отрицание и разрушение. Особое отражение война получила в европейской и американской литературе. Трагические события тех лет породили целую плеяду писателей, объединенных под названием «потерянное поколение». Наиболее значительными представителями литературы «потерянного поколения» являются американские литераторы Фрэнсис Скотт Фиццжеральд (1896—1940), Эрнест Хемингуэй (1899—1961), Уильям Фолкнер (1897—1962), Джонн Дос Пассос (1896—1970), немецкий писатель Эрих Мария Ремарк (1898—1970). Сам термин «потерянное поколение» утвердился после выхода в свет в 1926 г. романа Э. Хемингуэя «И восходит солнце», которому в качестве эпиграфа предпосланы слова американской писательницы Гертруды Стайн: «Все вы — потерянное поколение». Писатели этого круга обратились к теме бессмысленности войны и к судьбе человека в послевоенном мире, поиску своего места в жизни. Герои романов — молодые люди, вернувшиеся с войны, — оставили свои иллюзии и свою веру на полях сражений. Эти утверждения приобретали тем большую страстность и убежденность, что сами авторы были участниками Первой мировой войны (Хемингуэй, Дос Пассос) или служили в армии США (Фолкнер и Фицджеральд). Хемингуэй в своих романах «Фиеста» («И восходит солнце») и «Прощай, оружие!» показал в нем трагедию опустошенности, бездуховности бытия «потерянного поколения», бессмысленной суеты ихжизни. Протестом против войны и цивилизации, породившей войну, были романы «Смерть героя» Р. Олдингтона и «На западном фронте без перемен» Э. М. Ремарка. Американский литературовед М. Каули так определил причины своеобразной потерянности своего поколения: «Оно было потеряно прежде всего потому, что оно было вырвано, отучено и почти отброшено от своей привязанности к какому-нибудь месту или традиции. Оно было потеряно, потому что его обучение подготовило его для другого мира, а не для того, который существовал после войны»1. И действительно, сознание утраты старых идеалов и неведение по поводу новых и иных ценностей, которые могли бы их заменить и стать путеводителями в жизни, делали это поколение потерянным. Они искали, старались нащупывать новые пути. И эти поиски шли в разном направлении у разных представителей потерянного поколения. Одни искали их в углубленном рассмотрении человеческой психики, в формальном эксперименте, другие пытались найти «противоядие» законам послевоенного общества. Таким образом, бесчеловечность и абсурдность Первой мировой войны произвели коренной перелом в мироощущении современников. «Объективная истина», в которую твердо верили в рациональных XVIII и XIX вв., погибла на полях сражений, разлетелась на множество осколков, «частных истин». Идеи снова и снова демонстрировали свою ложность1. Жизнь воспринималась как «трагедия, исход которой предрешен» (Хемингуэй). Выход «потерянное поколение» видело в стоицизме, помогающем скрывать свою внутреннюю опустошенность — трагическое выражение неверия в любые ценности, за исключением тех, которые человек придумал для себя самого, чтобы не погибнуть.
0 комментариев
Оцените статью:
Участник обсуждения

Нажмите, чтобы ответить

     
Время формирования страницы на сервере: 0.430 сек.